МНЕНИЕ

Ильсур Метшин

мэр Казани

"Самая большая проблема – это убедить население"

Интервью мэра Казани Ильсура Метшина главному редактору «Эха Москвы» Алексею Венедиктову о том, как изменилась за последние годы Казань, как реализовывалась программа расселения  граждан из ветхого жилья, о  туристическом потенциале города и других городских аспектах.

А.Венедиктов ― Что самое тяжелое в 2014 году было и ушло, а в 2017-м пришло? Для работы мэра. Вот, что проблема, проблема-проблема?

И.Метшин ― Ну, наверное, если, вот, совсем в 2014-м. Мы завершили Универсиаду в 2013 году, и у всех жителей ожидания завышенные уже в хорошем смысле. Это хорошо, что человек так устроен (вот, сегодняшний уровень – хорошо, завтра хочется еще лучше). И был вопрос, есть ли жизнь после Универсиады. И, вот, слава богу, мы не остановились в развитии, мы продолжаем много строить, реконструировать городскую инфраструктуру, дороги, социальные объекты. Стройка хорошо идет. Ну, относительно хорошо, относительно той ситуации в экономике и со спросом, покупательной способностью.
Ну и 2015-й год подарил новый виток обманутых дольщиков, к сожалению.

А.Венедиктов ― Много народу?

И.Метшин ― Ну, у нас относительно чего? Если в 2008 году у нас было 82 дома, и мы 79 домов ввели… Я уже, что называется, почти выдохнул, оставив там 3 дома. То, вот, начало 2015 года в сравнении (что вы говорите не было в 2014-м, а в 2017-м появилось), это еще 17 домов. Из этих 17 домов мы 1026 квартир ввели, дорожную карту для себя нарисовали, но там нет у муниципалитетов законодательно-финансовых рычагов, как этому помогать. Поэтому если обычно задача решается там с двумя неизвестными, то эта задача по каждому дому, там, с пятью-семью неизвестными.

А.Венедиктов ― А почему вы решаете? Это люди сами вложили деньги, они шли на свои риски.

И.Метшин ― Ну, потому что наши люди, потому что а куда им еще идти? Они приходят и говорят «Нас обманули. Вот, мы свои кровные несли». И, действительно, на тот момент это были состоятельные компании. И, в общем-то, это не жулики и не аферисты подчас. Но люди… Как у нас в России? ...рискованный бизнес вели на земле, хотели получить где-то сверхприбыли, где-то больше в землю вложиться. Ну, недорассчитали свои силы. И люди тут не причем. А куда им идти? Они идут в муниципалитет, идут к нам, идут к нам сюда.

А.Венедиктов ― И вы вынимаете из здравоохранения и отдаете обманутым…

И.Метшин ― Не-не-не.

А.Венедиктов ― А как?

И.Метшин ― Мы собираем такие схемы… Там сейчас, вот, есть указ президента нашей республики (благо федеральное законодательство позволяет), когда свободные от застройки земли мы тем инвесторам, которые готовы 10% от введенного жилья реинвестировать в проблемные дома… Вот, указ этот вышел – вот, один из инструментов. Второй там. Ну, масса. Это займет не одну передачу. Это, в общем-то, знаете, вот, суп из топора легче сварить или кашу из топора, нежели ввести дом в эксплуатацию. Ну, получается, вот, за отчетный период 1026 квартир уже введено, но еще остается.
Поэтому коротко, чего не было в 2014 году, а в 2016-м и в 2017-м появилось, это еще новый виток обманутых дольщиков.

А.Венедиктов ― В этой связи для вас не секрет, что сейчас в Москве и федеральный центр обсуждает программу массового расселения, в частности, москвичей, хрущевки. Вы проходили – я к вам за опытом, на самом деле. Вы проходили историю расселения домов в центре.

И.Метшин ― Ветхого жилья, да.

А.Венедиктов ― Да. Ну, давайте: «жилья», да?

И.Метшин ― Да-да-да.

А.Венедиктов ― Вот, каким опытом вы могли бы поделиться полезным для других городов? У вас закончилась эта программа.

И.Метшин ― Да, эта программа закончилась, но, все-таки, пятиэтажки-хрущевки – это благоустроенное относительно жилье, то есть там, все-таки, есть газ, вода, канализование общее, ну и так далее. У нас же через дорогу были санузлы, отсутствие канализования, ну и масса других проблем. Поэтому это целая программа, она в открытом доступе, мы такой Меккой являемся по этой программе. К нам приезжают, делятся опытом. Часть его вошла в федеральную программу, поэтому…
Что касается расселения пятиэтажек, то это абсолютно…

А.Венедиктов ― А, вот, не важно, про пятиэтажки или нет. Вот, есть расселение…

И.Метшин ― Нет-нет. Алексей, я просто хочу сказать: это абсолютное благо. Вот, то есть это абсолютное благо. Вы, конечно, рекордсмены по количеству в Москве там умения придумать каких-то там движух, вокруг которых не понятно. Ну, как можно протестовать против того, что людей хотят из 50-летних панелек с низкими потолками, с отсутствием там каких-то удобств в комфортное жилье? Безусловно, на данном этапе будут проблемы. Кто-то привык к своему подъезду, кто-то к своей лавочке, кто-то к своим соседям.

А.Венедиктов ― У вас же это было?

И.Метшин ― Да, у нас это было. Но, на самом-то деле, это абсолютное благо. Власти Москвы предлагают за свой счет сделать это расселение, и людей обеспечить новым жильем. Причем, не исходя из тех квадратных метров, а по новым нормативам. Ну, это просто аплодисменты. Я белой завистью завидую нашему старшему брату, нашей столице нашей страны, поэтому это шикарный проект, и дай бог его реализовать.

А.Венедиктов ― Смотрите, проблема в том, что люди не знают, да? Проблема в том, что закон еще не принят, он отнесен, как вы знаете. В этой связи как вы решали, вот, про свою лавочку-то проблему? Вот, бабушка говорит «Я не поеду». Вот, многоквартирный дом, 100 квартир. Вот, опытом поделитесь.

И.Метшин ― Ну, во-первых, это воля нашего первого президента, Минтимера Шариповича Шаймиева, это его безусловный авторитет, и тогдашний наш премьер-министр, ныне президент нашей республики Рустам Нургалиевич Минниханов – это те люди, которые были локомотивами в этой большой работе. И, конечно же, вот, костяк тех промышленных предприятий, наших коренников, которые пошли на этот проект: это Татнефть, это Нижнекамскнефтехим.

А.Венедиктов ― Что значит «пошли на проект»?

И.Метшин ― Ну, тогда, ведь, принято было решение: часть оборота направлять в республиканский фонд. И, вот, за счет…

А.Венедиктов ― Для этой проблемы? Для расселения, да?

И.Метшин ― Для расселения этой проблемы. Не важно, где она. Допустим, я тогда работал в Нижнекамске, у нас ветхого жилья было чуть-чуть совсем там в поселке (несколько домов), которые мы там в год расселили. А в Казани это было там 37 тысяч квартир.

А.Венедиктов ― 37?

И.Метшин ― 37 тысяч квартир, чтоб вы понимали.

А.Венедиктов ― С ума сойти.

И.Метшин ― Вот. И поэтому это большое благо. Авторитет власти, диалог с жителями.

Полностью текст доступен на сайте источника: http://echo.msk.ru/programs/gorodunderhand/1981282-echo/



Рассказать о новости в социальных сетях
×