МНЕНИЕ

Роб Китчин

профессор Национального университета Ирландии

"Городу приходится выбирать между бездомными и датчиками шума"

Городские исследователи во всём мире делятся на два лагеря: сторонники «смартизации» убеждены, что без технологий нельзя справиться с растущими транспортными, климатическими и другими проблемами. Критики обращают внимание на изъяны умных решений и угрозы, которые они принесли в городскую жизнь.
Профессор Национального университета Ирландии г. Мэйнут Роб Китчин приехал в Москву по приглашению Московской высшей школы социальных и экономических наук прочитать недельный курс для студентов и выступить с публичной лекцией. По просьбе Strelka Magazine Анна Львова, выпускница «Стрелки», аналитик городских данных в компании Habidatum, участвующей в Smart City Expo World Congressв Барселоне, обсудила с Робом Китчином, можно ли решить этот спор и сделать города одновременно умными и человечными.

— Считается, что самое сложное явление можно изложить простым языком. Как бы вы объяснили концепцию умных городов своей бабушке?
— Я бы сказал, что это использование цифровых технологий для более эффективного и устойчивого городского управления. Это если одним предложением.

— А как давно эта идея пришла в нашу жизнь?
— Нужно помнить, что это совсем не новое явление. Мы использовали цифровые технологии в градостроительстве как минимум с 1950-х, затем появились геоинформационные системы, диспетчерские пункты, системы сбора и обработки информации. В 1980-е говорили о так называемых wired cities (буквально — города, охваченные проводами. — Прим. ред.), потом все стали говорить о кибергородах, потом — об интеллектуальных городах. Люди вроде Саймона Марвина или Стивена Грэма (британские исследователи, авторы книги «Расщепляющий урбанизм», утверждавшей, что новые технологии и современная инфраструктура вместо объединения людей делают городские сообщества более разобщённым. — Прим. ред.) писали о сетевом урбанизме (networked urbanism) ещё в 1990-х — начале 2000-х. Как раз в это время появился термин «умный город», однако он вошёл в массовое употребление в 2009–2010 годах, когда компания IBM стала использовать его для продвижения своих продуктов.

— То есть в целом это молодой термин, однако среди урбанистов он имеет скорее негативную коннотацию. Когда же успел появиться этот негатив? И в чём основные опасения людей?

— Когда идея стала популярной, люди начали осмыслять её последствия. Не ведут ли технологии к укреплению вертикали власти? Не происходит ли приватизация власти крупными компаниями? Не попадают ли целые городские отрасли, вся инфраструктура в частные руки? Есть ли во всём этом место обычному человеку? Не дают ли они власть имущим ещё больше власти, отнимая её у обычных горожан? Я думаю, что сейчас нововведения действительно спускаются сверху, и вовлечения горожан в процесс принятия решений почти не происходит. А если и происходит, то через какие-то хакатоны или приложения, которые позволяют людям сообщить о той или иной городской проблеме. Но людей не спрашивают, нужна ли им новая интеллектуальная транспортная система, умные фонари или что-то ещё. Управленцы принимают эти решения сами. В Дублине это так называемый городской менеджер, в городах типа Москвы, Бостона или Нью-Йорка — мэр города. Чиновник это или управленец — в любом случае дискуссии с людьми практически не происходит. Технологию просто внедряют, а потом людям нужно либо смириться, либо протестовать против неё.

— Недавно я просматривала программу Smart City Expo World Congress (выставка и конференция, посвящённые умным городам. — Прим. ред.) в Барселоне. Одна из панельных дискуссий посвящена интересному явлению — PPPP. Мы знакомы с тремя «пи» — это public-private-partnership (государственно-частное партнёрство). Организаторы решили добавить четвёртую — people (люди). Получается, раньше участие обычных людей было не так очевидно.

— Да, но будем откровенны, вы не хотите, чтобы обычные люди участвовали в принятии каждого решения, потому что у них не обязательно есть знание и понимание предмета. Мы потому и голосуем за политиков и назначаем управленцев, чтобы делегировать им какие-то решения, в которых неспециалисту сложно разобраться. С другой стороны, градостроительство имеет долгую историю соучастия: публичные слушания, встречи и консультации. Это до сих пор применяется при градостроительном зонировании. А в новых технологиях не применяется.
Исследователи вроде Энтони Таунсенда, Адама Гринфилда и Саймона Марвина критикуют умные города именно за это: непрозрачность, корпоративное лоббирование, игнорирование обычных людей и торжество неолиберализма вместо создания инклюзивных, партиципативных городов. Эти критики не против сетевого урбанизма в целом, они против его нынешней реализации.

Полностью текст доступен на сайте издания: http://www.strelka.com/ru/magazine/2016/11/08/interview-smart-cities


Рассказать о новости в социальных сетях
×